Лучи надежды (artur_t1) wrote,
Лучи надежды
artur_t1

Categories:

ДИАБЕТ 1 ТИПА И ФИЗИЧЕСКИЕ НАГРУЗКИ: ОПЫТ МУЛЬТИСПОРТСМЕНА (ЧАСТЬ 2)

(начало)                                                                                  / автор статьи Михаил Богатырёв /

Теперь о том, почему 11-12 ммоль/л, а не выше. Тут, помимо очевидной причины, заключающейся в удобном для контроля снижении до оптимального уровня к концу первого часа работы, есть другая причина. По моим наблюдениям, 11-12 ммоль/л – это граница, уровень сахара в пределах которой моим организмом считается нормальным, а за её пределами – повышенным. Подтверждением этому служит пороговое для почек значение, в моём случае совпадающее с этими показателями. В случае выхода на старт с уровнем сахара 13-14 ммоль/л и выше при отсутствии работающего инсулина короткого действия и при стандартной дозе пролонгированного, дальнейшее поведение организма будет зависеть от интенсивности нагрузки. Если нагрузка низкоинтенсивная и, особенно, в случае жаркой погоды, велик шанс, что сахар начнёт постепенно опускаться. В случае высокоинтенсивной нагрузки,
в большинстве случаев будет наблюдаться резкое повышение. Напомню, что речь идёт именно о начале физической работы, то есть о первой зоне. Именно поэтому, если мне предстоит высокоинтенсивная, но непродолжительная нагрузка, я подвожу уровень сахара к значению 10-11 ммоль/л. Примером может служить забег на 10 километров в соревновательном темпе, а в моём случае это чуть меньше 40 минут. Бывает, что, несмотря на все предпринимаемые действия, не удаётся подойти к старту с требуемым уровнем сахара. К примеру, предстартовое волнение, результатом которого может стать повышение сахара из-за выброса гормонов. Если за 10 минут до начала высокоинтенсивной непродолжительной нагрузки сахар поднялся до 14 ммоль/л, я сделаю 1 единицу инсулина короткого действия. Физическая работа ускорит его действие и усилит сахароснижающий эффект, и его действие скомпенсирует подъем сахара. Если я подойду в таких же условиях не к забегу на 10 километров, а к многочасовым соревнованиям, где я, по понятным причинам, не буду поддерживать высокий темп с самого начала, я не буду спешить с инъекцией инсулина, а проконтролирую уровень сахара через 30 минут после начала работы, чтобы проследить динамику. Возникает вопрос – как отличить высокоинтенсивную нагрузку от низкоинтенсивной, где граница? Помимо опыта и контроля ощущений, хорошим помощником тут станет пульсометр. Итак, с поведением организма при повышенном уровне сахара в первой зоне разобрались. Что же происходит в других зонах? Как оказалось, если во второй зоне сахар превышает 13-14 ммоль/л, нагрузка достаточно интенсивна и инсулин короткого действия закончил работу, значение сахара, с большой вероятностью, либо «залипнет» на том же уровне, либо поползёт вверх. Если показатель ощутимо выше 13-14, я, по понятным причинам, не занимался наблюдением, а корректировал ситуацию инъекцией инсулина. Приведу пример: Дистанция – 70 километров, слабопересечённая местность, температура воздуха – порядка +18 C, доза пролонгированного инсулина снижена на 10%, со времени инъекции короткого инсулина прошло, на момент старта, 3 часа. Несмотря на подводку и показатель 11 ммоль/л за час до забега, за 10 минут до начала сахар повысился до 14 ммоль/л. Скорее всего, имело место некоторое предстартовое волнение – это был главный для меня беговой старт весны. Для корректировки ввёл 1 единицу «хумалога». Проверка через 40 минут после старта – ожидаемая цифра, 8 ммоль/л. Понятно, что дело идёт к гипогликемии, в течение 20 минут принял значительное количество углеводов. Проверка через 40 минут – 18 ммоль/л. Значит, перебрал, добавляю 1 единицу «хумалога». Нагрузка достаточно интенсивная, значит, уже перешёл во вторую зону, эффект инсулина значительно усилен и, помимо введённой единицы, не закончила действие первая, полученная до старта. Контрольное измерение через 15 минут – 14 ммоль/л. Динамика понятна, пошло падение – процессы протекают очень быстро. Сразу же ем углеводный гель (2.5 ХЕ), через 10 минут на пункте питания – стакан колы, горсть изюма и половину банана, через 25 минут – ещё стакан колы на пункте питания. Проверка через час после последнего измерения – 9 ммоль/л. Ещё углеводный гель, далее каждые 25 минут по стакану колы и горсти изюма на пункте питания, где-то в середине – ещё гель. Проверка через полтора часа после предыдущего измерения – 9 ммоль/л. Продолжаю питаться в том же режиме. Финиш, 9 ммоль/л, пройдено 70 километров за 6:03, средний темп – 5:11 мин/км.

Теперь о третьей зоне. Тут, как показывает практика, шанс, что сахар даже при повышенном уровне начнёт опускаться, высок. Если случилось так, что развилась сильная гипергликемия – 18-20 ммоль/л и более, то тут нужно сразу же делать инъекцию инсулина, но быть готовыми к резкому падению и значительной потребности в углеводах в следующие часы. В других же случая нужно проследить динамику. Приведу два примера. Пример первый. Формат соревнований – рогейн, 12 часов бегом, температура воздуха – в районе +14 C, закончил работу как инсулин короткого действия, так и пролонгированного. Идёт 5-й час соревнований, контрольное измерение – 16 ммоль/л, съел лишних углеводов за последний час. На момент этого старта я только собирал информацию о работе организма в условиях продолжительной нагрузки, потому сразу ввёл 1 единицу «хумалога» и побежал дальше. Через 25 минут после инъекции сахар опустился ниже нормы – гипогликемия. Я сделал десятиминутную остановку и съел 12 ХЕ, после чего уровень сахара стабилизировался на уровне 10 ммоль/л. Чтобы показать наглядно разницу в действии инсулина в разных условиях, скажу, что, при таком же уровне сахара и находясь в состоянии покоя, я бы сделал 4 единицы «хумалога». Выйдя на прогулку, сделал бы 2 единицы. В обоих случаях сахар пришёл бы в норму через 1ч 30 – 1ч 40 мин. Кроме того, если бы я специально ввёл в озвученных случаях 1 лишнюю единицу и вызвал состояние гипогликемии, мне бы хватило 2-3 ХЕ для её купирования. Вернёмся к изначальным условиям примера. Что я сделал бы сейчас, если бы оказался в той же ситуации? Я бы продолжил движение и повторил измерение минут через 20-25. С высокой долей вероятности я бы увидел цифры 11-12 ммоль/л. Выше изначальных 16 ммоль/л сахар бы не поднялся – в этом я уверен, но есть вероятность, что он бы «залип» на прежнем уровне. В таком случае я бы ввёл 1 единицу «хумалога», через 15 минут после этого съел бы углеводный гель, ещё через 15 – второй, а далее перешёл бы на плановый режим питания. Тут я затронул ещё одну важную зависимость, которая справедлива в любой зоне, при любых дозах инсулина, в любом состоянии: во время занятий спортом, во время прогулки, сидя на диване. Суть её в том, что, чем выше уровень сахара, тем «неохотнее» он снижается. То есть, чтобы, например, понизить с 16 до 12 ммоль/л, нужно больше инсулина, чем с 8 до 4 ммоль/л. Потому нелинейным будет и падение с 16 ммоль/л в моём примере. Если бы я съел сразу после инъекции те 12 ХЕ, которые были приняты во время гипогликемии, то по итогам этого я получил бы не 10, а намного выше 20 ммоль/л. Таким образом, принимая гель уже через 15 минут после инъекции, я несколько ослабляю сахароснижающий эффект полученной единицы «хумалога».

Пример второй. Формат соревнований: ориентирование на велосипеде, тяжёлые условия – очень грязно, нередко приходится нести велосипед на себе, энергозатратно. На дистанции уже 10 часов, поздний вечер – не жарко, со времени инъекции пролонгированного инсулина прошло более 26 часов, короткого – более 7. Прибываю на пункт питания с уровнем сахара, по ощущениям, в районе 5-6 ммоль/л. Делаю десятиминутную остановку, съев за это время значительное количество «быстрых» углеводов – порядка 7 ХЕ. Выезжаю, контрольное измерение через 25 минут – 16 ммоль/л. Ничего не предприняв, продолжаю движение, и в течение 40 минут сахар снижается до 5 ммоль/л. Продолжив активно употреблять углеводы, финиширую через 3 часа с показателем 7 ммоль/л. В заключение темы влияния физических нагрузок на уровень сахара крови нужно сказать о реакции организма на прекращение нагрузки с точки зрения больного диабетом. Мой опыт показывает, что в случае длительной работы и при резкой её остановке наблюдается повышение уровня сахара. Я связываю это с тем, что процессы выброса гликогена из печени и получения энергии из жировых тканей запущены и не могут быть остановлены мгновенно, вместе со снижением энергопотребления мышц в результате окончания тренировки. Если физическая активность прекращена в рамках первой зоны, повышения не наблюдается. Эффект наиболее заметен с середины второй зоны, постепенно усиливаясь и достигая своего пика к её верхней границе, а далее следует плавный спад. То есть, пробежав тренировочные 15 километров за 1:30, я не буду наблюдать описываемого эффекта. Пробежав марафон за 3:30, я увижу значительное повышение уровня сахара в течение следующих 30-40 минут по сравнению с показателем на финише. Закончив длительную гонку за 10 часов, я смогу увидеть некоторое повышение, но куда менее значительное, чем после марафона. В случае с этой закономерностью, как и в случае с другими, не нужно забывать о возможном её использовании в своих целях. Представим гипотетическую ситуацию, даже приближение к которой допускать нельзя ни при каких условиях: каким-то непостижимым образом утеряны все резервные запасы углеводов, кроме 5 ХЕ, третья зона, от пункта помощи Вас отделяет 15 километров, сахар – 8 ммоль/л. Если продолжить движение, 5 ХЕ не хватит для преодоления такого расстояния, и дело закончится плохо. Что предпринять? Следует сделать остановку на 30 минут и принять все имеющиеся углеводы. Сработает эффект повышения сахара в результате остановки, усиленный приёмом пищи, что вызовет гипергликемию. Вспоминаем про другую закономерность, согласно которой сахар опускается тем медленнее, чем он выше. Путь он поднимется хоть до 18, хоть до 22 ммоль/л – это позволит преодолеть жизненно необходимые 15 километров. О коме в результате гипергликемии тут речи не идёт – для этого не хватит и марафона с таким уровнем сахара. Скажу сразу, что я не оказывался и близко к описанной ситуации, но считаю необходимым поделиться знанием. Если говорить о менее экстремальных ситуациях, то, если Вы делаете длительную остановку во время гонки, нужно помнить, что это вызовет подъём уровня сахара и учитывать это при контроле состояния. Резюмируя сказанное выше, получаем следующее: физическая нагрузка – потребность в инсулине ниже, нагрузка только что прекращена – выше. А что дальше? В следующие часы маятник снова качнётся в сторону снижения потребности, на этот раз незначительно. Но учитывать это всё равно нужно, потому я снижаю дозу «лантуса», получаемого вечером в день длительной тренировки или соревнований.


Уровень сахара крови: чувства и ощущения

Долго думал, выносить ли эту тему в отдельный раздел и затрагивать ли её вообще. Решил, что написать стоит. В этой части я поделюсь своими наблюдениями в области определения текущего уровня сахара, опираясь на ощущения. Какие-то из них явны и не заметить их трудно, другие же можно научиться выделять, обращать на них внимание. Эта область ещё более индивидуальна, чем те, о которых шла речь до этого. Я не буду пытаться описать конкретные ощущения, потому что достичь высокой точности передачи чувств в текстовом виде считаю невозможным. Укажу лишь на ключевые отметки шкалы показателей сахара крови, проходя которые, имеет смысл прислушаться к сигналам, получаемым от разных систем организма. Заранее скажу об особенностях своего взгляда на эту тему. Начиная испытывать какие-то ощущения, свойственные, например, гипогликемии, я воспринимаю их сухо и без драматизма. Мне неоднократно доводилось слышать вопросы, в том числе от врачей: «Вам плохо при уровне сахара 3.5 ммоль/л? А 2.5 ммоль/л?». Нет, плохо – это когда ногу оторвало, а при гипогликемии этого обычно не случается. Как я писал ранее, так получилось, что я чувствую гипогликемию на ранних стадиях, потому холодным взглядом окидываю взглядом приборную панель организма, вижу какие-то сигналы и принимаю соответствующие меры. Подход понятен, перейду к конкретике. И повышенному, и пониженному уровню сахара свойственен определённый спектр ощущений. Можно разложить спектр на составляющие и выделить отдельные ощущения. Так вот, любое чувство сахара состоит из какого-то набора составляющих, свойственных или повышенному, или пониженному сахару. Например, при выходе из гипергликемии путём введения инсулина в тот момент, когда уровень сахара проходит через отметку 11 ммоль/л, у меня появляются некоторые ощущения, свойственные гипогликемии, но спектр их не полный – какие-то составляющие отсутствуют. Так и во всех подобных случаях – любой уровень сахара в плане восприятия состоит из элементов, свойственных или пониженному, или повышенному уровню. Я заметил, что, если средний уровень сахара в течение какого-то время держится выше обычного уровня, сдвигаются и границы ощущений – гипогликемия начинает ощущаться раньше, чем обычно, а гипергликемия – позже. При этом, что интересно, сдвигается не полный спектр, а лишь некоторые его составляющие. В случае гипогликемии, например, чувство голода и лёгкая слабость будут появляться при более высоком уровне сахара, чем обычно, но холодный пот – симптом очень сильной гипогликемии – останется на прежнем уровне и никуда не сдвинется. Также обстоят дела и в случае гипергликемии – какие-то ощущения сдвинутся, какие-то – нет. Также, по моему опыту, границы ощущений гипогликемии сдвигаются при продолжительных занятиях спортом. Находясь во второй и третьей зонах, я практически безошибочно чувствую уровень сахара 5-6 ммоль/л. Выражены ощущения преимущественно (но не только) естественным, сильным голодом, и они проходят даже при незначительном повышении сахара. Это позволяет мне вовремя принять углеводы, не доводя дело до гипогликемии, требующей паузы в физической активности. В этом случае, как и в случае с явной гипогликемией, я чаще всего не использую глюкометр. Но надо понимать, что для этого необходим значительный опыт – многие десятки измерений в момент возникновения ощущений для контроля правильности их трактовки. В любом случае, как бы хорошо Вы не чувствовали уровень сахара, это не должно стать заменой глюкометру, а призвано быть лишь его дополнением. В случае с повышенным уровнем сахара всё обстоит несколько сложнее. Главным, хоть и не единственным, признаком гипергликемии является жажда. Во время физической работы, в условиях «шума» - различных сигналов от систем организма, не связанных с проявлением диабета - трудно выделить другие признаки высокого сахара. Помимо гипергликемии, жаждой сопровождается обезвоживание – частое явление во время продолжительных нагрузок. При отсутствии опыта длительных стартов, обезвоживание может наступить неожиданно, став сюрпризом. В жаркую погоду, например, пот будет быстро испаряться, и из-за этого может казаться, что потери жидкости незначительны, особенно в случае использования современной спортивной одежды, выводящей влагу на поверхность. В таких условиях внезапную жажду можно связать с повышенным уровнем сахара, и это будет ошибкой. Также жажду вызывает интоксикация, причём любой природы – хотя гипергликемия и её следствия в организме тоже являются интоксикацией. В общем, определение высокого сахара во время занятий спортом по ощущениям – дело ненадёжное, потому необходимо произвести измерение при помощи глюкометра при любых подозрениях. Я, как и обещал, не останавливался подробно на описании ощущений. Даже если два разных человека испытывают схожие ощущения, они опишут их по-разному. Потому подытожу, напомнив ключевые точки, прохождение которых можно связать с некоторым набором ощущений. Первая и сама важная точка – гипогликемия. Сигналы, свойственные ей, проявляются не одновременно, а аккумулируются по мере дальнейшего снижения сахара. Крайне полезным будет научиться выделять первые из них. Другая важная в спортивном плане точка – уровень сахара 5-6 ммоль/л во второй и третьей зонах, так как это поможет избежать гипогликемии с высокой долей вероятности. Чувство гипергликемии на дистанции, как я сказал выше, ненадёжно, я на него не полагаюсь, да сама по себе гипергликемия – ситуация нештатная и количество случаев её появления нужно сводить к минимуму. Также некоторую прикладную ценность может иметь выделение ощущений, свойственных прохождению порогового для почек значения в обратном направлении, то есть сверху вниз.

Подводка к старту

Подводка организма в последние часы перед стартом является одним из важнейших этапов на пути к успешному финишу. Какими бы усердными и правильными не были тренировки, слишком высокий или слишком низкий уровень сахара крови на старте не позволит пройти дистанцию в плановом режиме. Это – фундамент, с которого начинается строительство. Качественно сделанный фундамент позволит следовать плану и минимизировать количество корректировок по ходу «строительства». На страницах этой работы я лихо оперировал значениями 10-11, 11-12 ммоль/л. Каждый больной диабетом знает, что подвести уровень сахара к таким точным требуемым значениям на определённый момент времени – задача непростая. Мне в голову приходит такая аналогия: на дачном участке растёт высокое дерево, которое нужно спилить, и сделать это так, чтобы оно при падении не задело ни дом, ни линию электропередач. Неопытному в этой области человеку задача попасть в узкий коридор покажется малореальной, для опытного же это не составит проблем. С подводкой уровня сахара дело обстоит так же. Начну с технической стороны. Я говорил о том, что условием идеальной подводки будет отсутствие работающего инсулина короткого действия. Стандартное для меня время последней перед стартом инъекции – 3 часа до начала соревнований. Во время написания этого материала я решил посмотреть заявленный официальными источниками срок действия «хумалога». Результаты меня несколько удивили – я встретил упоминания о продолжительности работы до 4-6 часов. Период наиболее активного действия совпал с периодом, полученным мной в результате экспериментов, - он ограничивается двумя часами. Но, по моим наблюдениям, через 3 часа после инъекции «хумалог» не оказывает какого-то видимого эффекта на уровень сахара крови. Так, снижение с 11-12 ммоль/л в течение первой зоны, когда со времени введения инсулина прошло 3 часа, идентично что при дозе в 4, что в 8 единиц. Потому для себя я считаю, что через 3 часа после инъекции остаточным действием «хумалога» можно пренебречь. Но почему же я выделяю условие, что инсулин короткого действия должен закончить работу к началу занятий спортом? Ответ прост: прогнозируемость. Если выйти на старт через полтора часа после инъекции, остаточное действие «хумалога» будет ещё значительным и эффект будет усилен физической нагрузкой. Добавим в наш пример с деревом боковой ветер. Можно ли попасть в узкий коридор в таких условиях? Можно, сделав поправку, но шансы на успех снизятся. Нужно быть готовым к тому, что будут возникать ситуации, когда поправку делать придётся - как, допустим, в моём примере с повышение уровня сахара до 14 ммоль/л перед стартом. Такие ситуации неизбежны, но их количество нужно свести к минимуму. Здесь нужно вспомнить и инструкции по введению инсулина, касающиеся мест инъекций. Если всё время делать уколы в одни места, там будут образовываться жировые уплотнения, которые способны задержать распространение введённой дозы инсулина. В обычной жизни этот эффект может быть не столь заметен, но можно представить, какое действие окажет высвободившая единица или две во время соревнований. Отсюда правило – перед стартом следует производить инъекции в гарантированно «свежие» места. Перейду к другой части предстартовой подводки – питанию. Первым дело о том, какую пищу я считаю оптимальной при подводке к старту и почему. Главное правило здесь, в том числе и для спортсменов, не больных диабетом, - проверенная пища. Перед стартом нужно есть те продукты, которые гарантированно принимаются организмом и не вызывают каких-либо реакций, потенциально способных помешать во время соревнований. В моём случае, я отношу к таким реакциям и постепенный подъём уровня сахара в течение длительного времени, вызванный пищей с высоким содержанием сложных углеводов. Во-первых, это ухудшает прогнозируемость так же, как и работающий инсулин – если вернуться к примеру с деревом, то это тоже боковой ветер, но с противоположной стороны; во-вторых, я не вижу смысла в «длинных» углеводах и со спортивной точки зрения – в начале дистанции я побегу на гликогене, запасённом в мышцах, затем – на продуктах распада жировых тканей, запасах из печени и получаемом на дистанции питании. Учтя все условия, я остановился на хлебобулочных изделиях, как на оптимальном виде питания перед стартом. Теперь к конкретике – непосредственной подводке уровня сахара к старту. Итак, 3 часа до начала соревнований, контрольная проверка сахара произведена, выбраны какие-то продукты, которые я собираюсь съесть – например, 3 бутерброда с сыром или слойка. Зная количество углеводов в выбранной порции и текущий сахар крови, я могу определить нужную дозу «хумалога», которую бы я ввёл в обычных условиях. К примеру, это 5 единиц. В случае подводки к старту, я сделаю 7 единиц и приму выбранный объём пищи. Через 50-60 минут я произведу контрольное измерение, которое покажет уровень сахара 5-6 ммоль/л. Хлеб и, тем более, слойка или булочка – быстрые углеводы, и через час после приёма они практически не будут оказывать влияния на сахар крови, в отличие от работающего «хумалога». В такой ситуации нетрудно предсказать дальнейшее снижение и гарантированную гипогликемию. Не доводя до этого, я принимаю ещё 2-3 ХЕ в виде, например, печенья, через час после инъекции инсулина короткого действия. Конкретное количество ХЕ зависит от того, насколько я превысил необходимую для первого приёма пищи дозу «хумалога». Следующее измерение – через 30 минут после предыдущего, или через полтора часа после инъекции. Обычно я вижу показатель в районе 7-8 ммоль/л и принимаю ещё 1-2 ХЕ. Никаких шаблонов тут быть не может, я действую по ситуации. Если вижу на дисплее глюкометра 5 ммоль/л, приму 2-3 ХЕ, если 10-11 ммоль/л – не будут принимать пищу. Далее – контрольное измерение перед стартом. При достаточном опыте, уровень сахара крови будет находиться в требуемых пределах. Если он ниже, я подкорректирую его небольшим количеством быстрых углеводов. Если выше – придётся вводить «хумалог». Но надо помнить, что всегда лучше оставить некоторый запас «снизу», чем превысить порог и использовать для корректировки инсулин. Используя описанный метод подводки, я убиваю сразу трёх зайцев. Во-первых, к моменту старта я подхожу без активно работающего инсулина короткого действия; во-вторых, нет чувства голода, которое непременно присутствовало бы, если бы со времени последнего приёма пищи прошло 3 часа; в-третьих, прошло достаточно времени, чтобы не бежать «на полный желудок». Говоря о дозах хумалога, я специально не писал точные цифры, а использовал оговорку «к примеру». Каждому необходимо знать то, как собственный организм реагирует на разные дозировки. При ознакомлении с моим методом следует обращать внимание не на количество вводимых единиц, а на систему трёх приёмов пищи на одной инъекции «хумалога» - инсулина ультракороткого действия, не имеющего, в отличие от «актрапида», выраженного второго пика действия. Нужно также учитывать то, что здесь снова используется закономерность, касающаяся большей потребности в инсулине при большем уровне сахара. То есть, если бы я съел в первый приём пищи всё ХЕ, разнесённые по трём приёмам, на выходе я бы получил не 11-12, а больше 20 ммоль/л. Ещё одним важным моментом, о котором не стоит забывать, является действие инсулина пролонгированного действия. Я обычно в большей или меньшей степени снижаю вечернюю дозу «лантуса» в день накануне соревнований. Моя доза вечернего инсулина пролонгированного действия зависит от множества параметров, в том числе от физической нагрузки в день инъекции, нагрузки на следующий день, наличия или отсутствия сложных углеводов, принятых вечером и не полностью усвоившихся на момент отхода ко сну. В общем случае, я подобрал дозу таким образом, чтобы при показателе 10-11 ммоль/л перед сном показатель натощак был в районе 5 ммоль/л, и эффект «лантуса» на следующий день был для меня наиболее удобным. Если на следующий день ожидается длительная физическая нагрузка и я принял решение снизить дозу, к примеру, на 30%, я отойду ко сну с уровнем сахара 5-6 ммоль/л, и показатель натощак составит 6-8 ммоль/л. Отмечу также, что, в моём случае, период активного действия «лантуса» составляет порядка 18 часов. Получил я это значение, пробуя вводить дозу, значительно превышающую стандартную и тщательно контролируя с таким контрастированием уровень сахара в течение следующих суток, а также пробуя не делать «лантус» вообще. В заключение стоит сказать, что столь тщательную подводку «по полному циклу» я провожу только перед соревновательными стартами. Если мне предстоит рутинная тренировка, я практически всегда выхожу с работающим инсулином короткого действия, снизив дозу. В таком случае нужно иметь в виду, что важным параметром является время, прошедшее со времени приёма пищи до начала физической нагрузки. Например, я собираюсь съесть 4 ХЕ. Если после этого я буду проводить время не активно, я сделаю, в общем случае, 5 единиц «хумалога». Если я сразу после приёма пищи отправлюсь на короткую пробежку, доза будет составлять 2 единицы. Если пробежка начнётся не сразу, а через 30 минут после еды, доза составит уже 3 единицы – ведь уровень сахара успеет подняться, и потребуется больше инсулина для его нормализации.

(продолжение...)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Этот перепост я сделал для группы в ВК "Спорт для наших детей. Сахарный диабет 1 типа." Так как ссылка на оригинальную статью с мобильных не работает. Но как говорится "Пользуясь случаем" я хочу поблагодарить в поддержке и соответственно в подготовке этого материала Юлию и Сашеньку Симаковых (г. Москва), Юлию Ишбулдину (Челябинск), Сергея и Евгению Устюговых (Челябинск), Ирину Васильевну Э. (город не указан), которым я очень признателен за оказанную поддержку. Благодаря вам состоялся этот материал. СПАСИБО. И мне хочется отдельно поблагодарить и сделать встречное предложение !!! - в июле месяце мне была перечислена сумма, которой хватило на билет до Москвы. Её перечислил Дмитрий Васильев. Если он прочитает эту запись, то я предлагаю созвониться (+7 909 076 02 06 мой телефон) и я приглашаю его на встречу /встречи с рядом учёных, которые планирую в г. Москва с 19 по 24 октября. Я убеждён, что новые знания о диабете 1 типа буду для него удивительными и его поддержка полностью соответствует целям, которые я указал в отдельном посте.
Встречи так же будут и с заинтересованными родителями и "сладкими". Будем прощупывать вопрос создания независимого Фонда/Института исследования диабета.
Ну а остальным... заглядывайте в блог, читайте статьи, вы обязательно найдёте то, чего не знали раньше. А следующий пост будет о удивительной гамма-аминомаслянной кислоте. И я буду очень рад и признателен, если вы окажете блогу поддержку. Хороших вам сахаров! Всё будет хорошо, я узнавал :)



Tags: диабет 1 типа, личная мотивация, хорошие новости
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments